Чт, 21 Ноября, 2019
Липецк: -5° $ 64.02 70.85

Резидент из Курапово

Сергей ЛИТАВРИН | 31.10.2019 11:11:00
Резидент из Курапово

Фото Сергея Литаврина

Уйдя в отставку, в прошлом резидент советской разведки полковник КГБ Борис Григорьев стал писать книги о своей службе. Первым его произведением был остросюжетный шпионский роман «Иуда из Ясенева» об известном двойном агенте Олеге Гордиевском. С тех пор из-под пера разведчика вышло более 20 книг, которые издавались в России, Швеции и Болгарии. У него, конечно, есть квартира в Москве. Но несколько лет назад столице он предпочел домик в деревне, где провел свое детство. Сейчас Борис Николаевич с супругой живет в селе Курапово Лебедянского района.

«Ошибка» резидента

В юности Борис не зачитывался шпионскими романами и даже в самых смелых мечтах не представлял, что когда-нибудь станет разведчиком. Он грезил о море, которое видел только на картинах да в кино. Покорять морские и океанские просторы хотел непременно на военных кораблях, поэтому со школы готовился к поступлению в военно-морское училище. Но судьба распорядилась иначе. Мечту Бориса разрушил тогдашний лидер государства Никита Хрущев. Фанат кукурузы практически развалил военный флот. Сокращения на флоте были столь масштабными, что даже сельскому романтику Григорьеву стало понятно – дорога в военно-морской флот отныне открыта лишь избранным.

Учительница немецкого языка, видя способность юноши к языкам, порекомендовала поступать на ин-яз. Что Борис и сделал, став студентом переводческого факультета Московского пединститута иностранных языков имени Мориса Тореза. Выбрав стезю переводчика, смирившись с судьбой «книжного червя», он даже не подозревал, что попал в настоящую кузницу кадров для КГБ.

Студенческий билет, правда, еще не был пропуском в здание на Лубянской площади. Войти в круг рыцарей плаща и кинжала можно было только по специальному приглашению.

– Товарищи с Лубянки за всеми нами внимательно присматривали, – вспоминает Борис Николаевич. – И у КГБ, и у ГРУ к нам был интерес. На последнем курсе института меня пригласили служить в разведке.

Григорьев вместе с такими же новобранцами-чекистами год провел в спрятанной в лесах Подмосковья спецшколе КГБ № 101, где учился работать под наружным наблюдением, уходить от слежки, вербовке и другим шпионским премудростям. Здесь же оттачивал знания английского, немецкого и шведского языков.

– Нас учили ветераны разведки, – вспоминает Борис Николаевич. – К концу учебы я уже знал, что буду служить в одном из самых засекреченных подразделений КГБ – управлении «С», которое обеспечивало работу за рубежом наших нелегалов.

Так сельский парнишка из Курапово стал разведчиком.

Судьба резидента

После разведшколы молодой офицер попал на Лубянку. Думал, вот завтра его отправят с каким-нибудь шпионским заданием во вражеский стан. А оказалось, что надо еще «малость» подучиться. Сначала по ускоренной программе, а это по меркам разведки примерно год, он только входил в курс, чем занимается отдел европейского направления. Затем была серия коротких стажировок в европейских странах.

И только через пять лет уже в звании капитана он был направлен в Данию в качестве вице-консула советского посольства. Так, под прикрытием консульского работника в Копенгаген прибыл разведчик с оперативным псевдонимом Донской. Пришлось и прикрытие отрабатывать сполна, работая в посольстве, и свое основное задание выполнять – собирать информацию, вербовать, встречаться с нелегалами.

– Кстати, самое тяжелое и опасное в нашей работе – именно встречи с нелегалами. К примеру, можно было привести за собой хвост и тем самым провалить законспирированного агента. Однажды мне надо было перевести деньги нашему нелегалу в другую страну. От недостатка опыта я совершил ошибку: выступил под видом иностранца, но без документов и без всякого прикрытия. И вдруг у меня спрашивают, где я остановился. В гостинице, отвечаю. «Мы подтвердим перевод денег телеграммой или позвоним». Меня пот прошиб! Еле выкрутился, – вспоминает Борис Николаевич.

Григорьеву впоследствии пришлось встречаться с «расшифрованными» резидентами, среди которых были легендарные асы нашей разведки – Ким Филби, Рудольф Абель, Конон Молодый, действовавший под именем Гордона Лонсдейла. Последний, кстати, стал прототипом главного героя известного фильма «Мертвый сезон».

– Видел всех троих. К сожалению, проваленные разведчики были уже никому не нужны и настоящего дела им уже не поручали.

Больше всего приходилось заниматься сбором информации и вербовкой. А это, как отметил Борис Николаевич, больше рутинный труд, чем приключение. Такая работа не для Джеймса Бонда. У разведчика есть что-то общее с шахтером, когда ради крупицы золотой информации приходилось перемалывать тонну руды. И никаких погонь или перестрелок.

– Если в разведке стреляют, это уже кино, – подчеркнул он.

Вербовать приходилось, используя разную «наживку»: и деньги, и компромат. Хотя советские резиденты предпочитали вербовку на идеологической основе.

– Это самый надежный способ. Помню, там, где я работал, появился человек из одной африканской страны, которая представляла для нас интерес. Мы знали, что у него левые убеждения. Я просто позвонил ему, назвался сотрудником советского посольства, сказал, что хочу встретиться и побеседовать. Буквально через две встречи мы договорились о том, что он будет нам помогать. А вот американцы работают грубо, вербуют, что называется, «в лоб». Просто предлагают деньги. Кстати, меня тоже пытались завербовать, предложив немалую сумму. Но я их, что называется, послал подальше.

Возвращение резидента

После датского «вояжа» были Швеция и Шпицберген. Карьера резидента-нелегала Бориса Григорьева закончилась, когда сотрудник СВР Олег Гордиевский в 1985 году сбежал в Англию и сдал англичанам всех. Не пожалев даже своего друга. Григорьев и Гордиевский дружили семьями, долгие годы работали в одном отделе. Лишь по счастливой случайности Бориса Николаевича не арестовали. Он в это время был в Москве и получал новое назначение.

После этого Борис Николаевич работал офицером в управлении внешних связей СВР. По долгу службы приходилось встречаться с представителями иностранных спецслужб и обмениваться информацией по проблемам нераспространения ядерного оружия, борьбы с терроризмом. Бывшие враги стали союзниками.

– Я благодарен судьбе за то, что мне удалось попасть в службу, где проработал 36 лет. Разведка мне дала очень многое. Посмотрел мир, была очень интересная работа, встречи с выдающимися людьми. А еще видение государственного масштаба. Не случайно у руля нашего государства стал бывший разведчик.

Борис Григорьев сразу после окончания Кураповской средней школы

Борис Григорьев сразу после окончания Кураповской средней школы

Выпускник школы КГБ. Начинающий разведчик.

Выпускник школы КГБ. Начинающий разведчик.

Карьеру разведчика Григорьев завершал в управлении внешних связей СВР КГБ

Карьеру разведчика Григорьев завершал в управлении внешних связей СВР КГБ

Борис Григорьев сразу после окончания Кураповской средней школы Выпускник школы КГБ. Начинающий разведчик. Карьеру разведчика Григорьев завершал в управлении внешних связей СВР КГБ
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных