Чт, 17 Октября, 2019
Липецк: +10° $ 64.22 70.73

Кто погубил липецких пчёл?

Виктор Камский | 25.07.2019 20:45:59
Кто погубил липецких пчёл?

О том, что в России гибнут пчелы – Липецкая область не исключение, – вот уже два месяца трубят телеканалы, радиостанции и газеты. Проблемой озаботились Госдума и Генпрокуратура. А всевозможные федеральные и местные «надзоры» проводят проверку за проверкой, грозя агрохолдингам уголовными статьями. Разобраться в ситуации и ответить на извечные русские вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?» попытались также журналисты Издательского дома «Липецкая газета».

Забыли предупредить?

Специально созданная межведомственная комиссия пришла к выводу, что в гибели 2,4 тысячи пчелосемей в Липецкой области виноваты фермеры и директора агрофирм. Они опыляли свои поля пестицидами, не предупредив пасечников о применении ядохимикатов. Боролись с сорняками и вредителями, а погубили пчел, заявил первый вице-губернатор Николай Тагинцев.

Однако попытаемся копнуть глубже.

Есть основания предположить, что в ряде случаев аграрии обрабатывали поля ядохимикатами, заранее зная, что могут погубить пчел. По словам председателя Союза пчеловодов Липецкой области Сергея Злобина, руководители агрофирм и фермеры порой шли на преступную хитрость и обрабатывали поля пестицидами не в будние дни, а по пятницам. Зачем это делалось? А затем, что в субботу и воскресенье вызвать на место гибели пчел ветеринара, взять необходимые для лабораторной экспертизы анализы, созвать экспертную комиссию и протокольно зафиксировать происшествие весьма проблематично. В понедельник же акты составлять было бы поздно. Это во-первых.

Травили и в мае, и в июне, и в июле

Во-вторых, мало кто знает, что пчелы этим летом массово гибли не только в конце мая и начале июня, о чем шумела пресса, но и месяц спустя – в пятницу 5 июля, и в субботу, 6-го. В Лебедянском районе мор в эти дни случился на пасеках в Большом Попово, Волотово, Больших Избищах, Докторово, Культуре, Шовском. К этим селам примыкают рапсовые поля агропредприятия «Лебедянское».

– Только на одной моей пасеке погибли 82 пчелосемьи, а чудом выжившие продолжают умирать каждый день. Это почти полмиллиона рублей убытков, не считая потерь от того, что меда в этом году у меня не будет, – рассказал пчеловод из Больших Избищ Сергей Славгородский.

По его мнению, траванув пасеки в конце мая и начале июня, руководители «Лебедянского» прекрасно понимали, к чему может привести повторная обработка полей пестицидами. Но пошли на это еще раз, не пре-дупредив пчеловодов.

Эксперты зашли в тупик

Все это от безнаказанности, убеждён Славгородский. Потому что доказать гибель пчел от пестицидов в суде не удастся. На полях применяются неизвестные российской науке ядохимикаты, которые невозможно выявить лабораторным путем.

– Заявленные для обработки полей препараты «Фаскорд» и «Фасшанс» мы можем легко определить. Но ни в пчелах, ни в зеленой массе их не обнаружено. Агрономы либо не говорят всей правды, либо, что тоже вероятно, сами не знают, чем обрабатывают сельхозугодия, – считает директор Липецкой областной ветеринарной лаборатории Михаил Зиборов.

Руководители агрофирм заявляют совсем иное. Мол, все препараты сертифицированы и на каждый имеется пакет разрешительных документов. Так что не подкопаешься. А раз анализы не выявили пестицидов, значит, пчелы мрут от чего-то другого. Выходит, сами пасечники виноваты.

Пестициды используют бесконтрольно

Как же так случилось, что в ряде случаев лабораторный анализ не выявил пестицидов ни в обработанных ими растениях, ни в мертвых пчелах? Выяснилось, что производство, закупка, хранение и применение пестицидов сегодня в России никем не контролируется. Раньше этим занимался Россельхознадзор. Но в 2011 году Минэкономразвития отобрал у ведомства надзорные функции и никому не передал. Поэтому каждая агрофирма вольна обрабатывать поля какими ей вздумается ядохимикатами. И так происходит по всей стране.

Руководство Россельхознадзора даже сделало официальное заявление, что массовая гибель пчел в регионах связана с бесконтрольным использованием пестицидов.

Пчеловодам возместят ущерб

Тем не менее межведомственная комиссия признала виновными в гибели пчел именно аграриев. И если по суду их не привлечь, компенсировать потери пасечников будет бюджет региона.

Врио губернатора Игорь Артамонов принял решение выделить из своего резервного фонда от 3150 до 3500 рублей за каждую погибшую пчелосемью. Но этого мало. Один рой стоит от 5000 до 6000 руб-лей. Поэтому директорам агрофирм и фермерам раскошелиться все-таки придется.

– Виновные в гибели пчел безучастными к возрождению пасек не останутся. Долю возмещения ущерба определят для каждого. Она будет невысокой, но позволяющей восстановить малый бизнес пчеловодов, – заявил вице-губернатор Николай Тагинцев.

В том, что виновные внесут свою лепту, можно не сомневаться. Агропредприятия сегодня – это не колхозы с совхозами, а частные фирмы, извлекающие солидную прибыль из рапсовых, клеверных, гречишных полей. И при этом получающие финансовую поддержку из бюджета. Поэтому с властью лучше не сориться, а помочь ей возродить то, что сами же погубили.

Вроде бы хэппи-энд, но точку ставить рано.

Пчелы гибли не везде

Возникает резонный вопрос: почему пчелы гибли только в Добринском, Лебедянском, Добровском, Воловском, Становлянском и Чаплыгинском районах. Неужели в остальных 12 муниципалитетах пестициды не применяли? Или, быть может, пасек там нет?

Как выяснилось, в остальных районах пчеловоды были предупреждены об обработке полей и успели сберечь свои рои.

Еще в октябре начальник регионального сельхозуправления Олег Долгих направил главам районов официальное письмо «Об организации работы по обязательному оповещению владельцев пасек о необходимости исключения вылета пчел перед обработками посевов пестицидами». Однако руководители муниципалитетов Долгих не подчинены, и это письмо для них носило рекомендательный характер. В итоге в одних районах к рекомендации прислушались и через директоров агрофирм и сельсоветы оповестили пасечников о начале полевых работ с ядохимикатами. В других же, судя по всему, письмо сельхозуправления положили под сукно.

Пусть и с опозданием, человеческий фактор во взаимодействии с пчеловодами решили исключить. С 17 июля персональная ответственность за оповещение пасечников возложена на заместителей глав районов, курирующих сельское хозяйство. По телефону звонить будут, эсэмэски рассылать или под роспись предупреждать, не столь важно. Главное, чтобы из-за пестицидов больше не погиб ни один рой. Такая задача поставлена сегодня.

Сколько же пчел в регионе?

Но и это еще не все. Выяснилось, что никто толком не знает, сколько пчел в Липецкой области. Одни говорят, что 26 тысяч пчелосемей, другие – 35 тысяч, а может, и больше. Николай Тагинцев сказал, что 33 тысячи. Исходя из этого, гибель 2,4 тысячи роев – это 7 % потерь от общего числа. Не так уж и много. В засушливые годы мор за 10 % зашкаливал, и все равно меда в регионе хватало на всех, даже Москву подкармливали. Но не в этом дело.

Почему так сильно расходятся данные о количестве пчел? Да потому, что далеко не все пчеловоды оформляют санитарные паспорта на свои пасеки. Сертификаты эти необходимы, если на Центральном рынке медом торговать или в заготконтору его сдавать. Для многих же пчеловодство – не бизнес, а хобби. Ставят в деревенском саду десяток-другой ульев и качают мед для себя, родственников и знакомых. Попробуй-ка, пересчитай всех любителей. Но именно они – самые уязвимые в правовом отношении. Если у тебя де-факто пасека есть, а де-юре её нет, вряд ли кто-то станет преду-преждать об обработке полей ядами. Да и в суде дело не выиграешь, если ульи не узаконены. Тем не менее Игорь Артамонов принял решение возместить ущерб и пчеловодам-любителям, не имеющих паспортов на свои пасеки.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных